Главная » ОБЩЕСТВО » В России возбуждено первое уголовное дело по клевете в Интернете

В России возбуждено первое уголовное дело по клевете в Интернете

«Это ТВОЁ фото висит на сайте продажных женщин, это ТВОИ фото висят у фотографа с порнографическим контентом, это ТВОИ фото по всему интернету с голой грудью, с голой пятой точкой, женщина с низкой социальной ответственностью». Этот оскорбительный скрин до сих пор висит на странице потерпевшей по уголовному делу Марии Мостинец из Челябинской области. Она не стала удалять его.

В России возбуждено первое уголовное дело по клевете, за троллинг в Интернете.

Мария Мостинец — обычная женщина, жена и мама, писала посты против абортов. После чего сторонники абортов везде распространили ссылку и информацию о том, что девушка работала проституткой, а саму Марию стали забрасывать ругательствами и запугивать. Ее фото появилось на сайте, где рекламируются интимные услуги.

Марии открыто угрожали, что передадут ее снимки адептам женоненавистнических движений, которые «…миндальничать не будут. Тебя не жаль, жалко твоих детей и родню по мужу, что они вляпались в это. Тебя не пощадят».

«Сперва я случайно оказалась замешанной во всей этой истории, но затем стала целенаправленно высказывать и отстаивать свое мнение, — говорит Мария Мостинец. — Я поняла, насколько это важно сегодня, потому что как мать и как женщина, как человек я понимаю, что может последовать за тем, если у тебя есть принципиальная позиция. И чем в итоге это может грозить тебе и твоей семье».

К чему ведут ссоры в Сети

Общеизвестно, как ревностно наше государство относится к любым выпадам в отношении себя. Уголовные дела и штрафы за лайки и перепосты, если они не понравились кому-то из чиновников, исчисляются сотнями. Тем не менее проявление индивидуальной ненависти граждан в Интернете до сего момента оставалось уголовно ненаказуемым. В крайнем случае за это банили.

И это притом что агрессия в Сети зашкаливает. Люди окончательно сломали личные границы. Не видя и не зная друг друга, за малейшее несовпадение точек зрения желают самого страшного.

Любая тема и дискуссия на любые темы — будь то борьба с коронавирусом, отношение к власти, отношения между мужчиной и женщиной, между Россией и Украиной, оценка любых политических и общественных событий — да что угодно, — заканчиваются словесными проклятьями. А подчас и преступлением.

Все помнят, как в прошлом году в Волгограде офлайн был убит мужчина, вступивший в онлайн-перепалку с матерью одноклассницы своего ребенка. Та в ответ подговорила напасть на него своего брата. Так виртуальная перебранка закончилась реальной смертью.

И если к баталиям в Интернете раньше относились как к неизбежному злу, то теперь стало понятно, что с этим нужно что-то делать.

Потерпевшая Мария Мостинец, очень красивая молодая мама, на снимках на своей странице выглядит как фотомодель. Роскошные каштановые волосы, миндальный разрез глаз. А еще она активистка движения против абортов и свою общественную позицию не скрывает.

«Больше года назад я случайно зашла в группу своего города. И обнаружила пост на тему, оставлять или нет ребенка, если мужчина не хочет.

Я решила высказать свое мнение на этот счет. Реакция на мое сообщение, если честно, повергла меня в шок. Сначала пришел один человек. Начинаешь с ним общаться, тут же подключаются несколько других и начинают тебя травить; я насчитала порядка 30 провокационных комментариев. Причем все тролли вели себя одинаково, складывалось впечатление, что они знают друг друга».

Лавина агрессии

Мария решила самостоятельно вбить слово «аборт» в поисковиках и посмотреть, что же происходит в других пабликах. Оказалось, что везде примерно одно и то же. Регулярно в группах российских городов создаются неоднозначные посты с похожим содержанием. Чаще всего это история женщины в сложной жизненной ситуации, стоящей перед выбором, прервать или не прервать беременность. Она советуется с окружающими, делать ли ей аборт, иногда жалуется на тяжелую жизнь или что ее заставляют избавиться от ребенка молодой человек или родители; в ответ некая группа начинает наперебой ее убеждать, что будет гораздо лучше, если она не станет рожать.

Тех же одиночек, кто уговаривает беременную оставить малыша, называют «репродуктивными насильниками» и сообща забивают виртуальными камнями. «Это как лавина. Группа заходит в комментарии и сметает все и вся своей агрессией, напором, наглостью», — восклицает Мария. Большинство обычных пользователей, видя такое, стараются вообще не вмешиваться, даже те, кто первоначально сочувствовал девушке, не хотят влезать в эту свару и становиться «мальчиками для битья».

«Я же продолжила открыто выражать свое мнение. Я не скрывала, что защищаю человеческую жизнь с момента зачатия, и это мой выбор. Делала все со своей личной страницы. Она у меня с 2008 года. Там снимки семьи, детей, мои юношеские фотосессии. Сначала меня просто пытались запугать, например, обещали навести порчу на домашних через фото. Мне было немного смешно все это слышать, так как я человек верующий», — продолжает Мария.

Да, люди разные, и у них могут быть разные, иногда диаметрально противоположные взгляды на какие-то вещи. Главное, чтобы все это оставалось в рамках правового поля, чего в случае с Марией Мостинец, насколько я понимаю, как раз и не случилось. Угрозы и издевательства становились все жестче. Травля молодой женщины вышла за грань допустимого.

«В конце прошлого декабря один из их пабликов опубликовал очередной пост про меня, куда были включены скриншоты с проститутского сайта, на котором каким-то образом оказалась моя фотография. Дружно объявив меня проституткой, эти люди везде, где только можно, упоминали об этом. Кто-то писал, что я работала проституткой, кто-то — что еще работаю. Эту информацию активно распространяли. И прикрепляли скриншоты с моими снимками. Чтобы все выглядело максимально правдоподобным, тролли сгенерировали многочисленный запрос в поисковике, где рядом с моим именем и фамилией высвечивалось словосочетание «6 тысяч в час». Несмотря на то что по данному запросу никакой больше информации Интернет не предоставлял, они везде, где только могли, продолжали разбрасывать ее, предлагали мне «не позориться и удалить свою страницу», «подумать о детях». Когда и это перестало работать, стали приходить угрозы о том, что сведения обо мне будут отправлены ближайшим родственникам. К слову сказать, эти люди предварительно «зондировали почву», занимались сталкингом, достали личные данные, мой адрес, места, где работаю я и мои близкие, куда ходят дети.

— Вас ведь травили не одну?

— У нас в чате есть девочка Саша, ей 16 лет. Ее начали позорить в школьных чатах, довели до депрессии. Еще одну нашу сторонницу — она очень целомудренная, поет на клиросе — забросали грязными оскорблениями. У троллей есть четкая инструкция, по которой они действуют: например, если женщина замужняя, то звонят в опеку, сообщают, что якобы мать семейства подрабатывает проституцией, пишут об этом родственникам, коллегам по работе. Я знаю, что у других активисток на фотографиях детей разливали красную краску, напоминающую кровь. Рисовали пентаграммы на лбу. Когда они поняли, что им меня не запугать, посыпались конкретные угрозы убийством. В сообщениях красочно описывалось, как они будут радоваться моей мучительной смерти и все такое.

— А это вообще настоящие люди? Может быть, боты?

— Выяснилось, что активистов примерно пять человек. Они ничего и никого не боятся. Одна женщина открыто мне написала, что занимается этим на протяжении семи лет. Есть такое предположение, что некоторые участники групп сторонников прерывания беременности пишут с Украины. И началась их деятельность примерно с 2014 года, что совпало с ухудшением отношений между нашими странами. Предположительно, костяк троллей был собран из групп радикальных чайлдхейтеров, детоненавистников, которые курируются с той стороны. Поэтому они такие злые и агрессивные в отношении россиянок. Но это только одна из версий. Еще я долго не могла понять, за что же они так ненавидят сохраненную беременность? Большая радость, когда удается помочь, в том числе деньгами, и женщина принимает решение оставить ребенка, потом пишет, что родила, счастлива, хотя это случается не так часто. Но именно такой конец им как кость в горле. Хотя, по идее, они же радеют за то, чтобы женщина сделала добровольный выбор и у нее все было хорошо, но получается, что это только слова. На деле правильный выбор — это их выбор.

Мария Мостинец подала обращение в Генпрокуратуру с просьбой привлечь виновных в ее травле и травле ее семьи к уголовной ответственности. Уголовное дело было возбуждено в Северодвинске, далеко от ее места жительства, так как посты, содержащие состав преступления, публиковались в паблике именно этого города. Личности всех причастных в данный момент устанавливаются. Было мнение, что это могут быть шалости подростков, но уже точно выяснено — это вполне взрослые и адекватные женщины.

Скорее всего, они связаны с радикальным крылом ультрафеминизма. И ориентированы как раз на привлечение в свои ряды молодого поколения. Некоторые «работают» из любви к самому процессу, но часть трудится за вполне конкретную зарплату.

Несколько месяцев шла проверка материалов, и наконец в отношении одной из представительниц движения «прочойс» впервые в России было возбуждено уголовное дело по статье 128.1 Уголовного кодекса РФ — «Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо совершенная публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть Интернет».

В настоящее время по ряду комментариев сторонников абортов в Сети проводятся лингвистические экспертизы, другие процессуальные действия, поэтому в ближайшем будущем, как говорят эксперты, можно ожидать возбуждения новых административных и уголовных дел.

Первая ласточка

Согласно данным Генеральной прокуратуры, IT-преступления составляют сегодня пятую часть всех регистрируемых преступлений в России. Можно предполагать, что интерес правоохранительных органов к тому, что происходит в Интернете, будет возрастать, как и улучшаться техническое оснащение. «Время анонимности и безнаказанности троллей, полагаю, постепенно уходит», — считает Софья Дробязко, юрист Патриаршей комиссии по вопросам семьи, материнства и детства.

Да, в данный момент российское законодательство не содержит в себе понятий «травля», «травля в Интернете», «кибербуллинг». Соответственно, сами по себе любые подобные действия не являются наказуемыми.

Вместе с тем на практике к комментариям и личным постам в Интернете все-таки может быть применен ряд статей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Уголовного кодекса Российской Федерации: это статья 5.61 КоАП РФ — «Оскорбление», то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме. «Оскорбление в Интернете наказывается более строго, чем в реальной жизни, практика по таким делам отработана, есть свежий, от июля 2021 года, обзор судебной практики от Верховного суда РФ», — продолжает Софья Дробязко.

Жаловаться на оскорбления в Сети необходимо в прокуратуру по месту жительства. Также применяется статья 20.3.1 КоАП — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Если тот, кто был наказан по этой статье, повторно в течение года совершает рецидив или угрожает применить насилие, то подобное деяние квалифицируется как уголовно наказуемое по ст. 282 УК РФ.

Довольно часто, как мы видим, стали возбуждаться уголовные дела по ст. 148 УК РФ, которая устанавливает наказания за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

Расследуются и первые дела по клевете в Интернете (ч. 2 ст. 128.1 УК РФ), так как с 2020 года Интернет специально указан в законе как один из способов публичного распространения клеветы, и наказывается такая клевета строже, чем непубличная.

В самых трагических случаях, если интернет-жертва не выдержала преследований и свела счеты с жизнью или попыталась это сделать, к виновникам может быть применена ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства» — максимальное лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

В более «легких» случаях жертвы интернет-травли могут использовать гражданско-правовые инструменты защиты чести, достоинства и деловой репутации, обращаясь с гражданскими исками по поводу распространяемой о них ложной информации. В частности, могут требовать компенсацию морального вреда и публикации опровержений сказанного.

«Еще бы я хотела добавить, что занялась этой темой не только потому, что затронуты личные права, но еще и потому, что я осознаю, что на моем месте может оказаться совершенно любой. Поэтому сдаваться я не намерена. Задача — идти до конца и добиваться наказания для всех виновных», — заключает потерпевшая.

«Дело Марии Мостинец является знаковым и резонансным для всей российской правовой системы. Многолетняя безнаказанность, отсутствие реакции со стороны правоохранительных органов создали у многих иллюзию вседозволенности, и с теми, кто отстаивает ценность человеческой жизни до рождения, борются любыми способами, в том числе криминальными, — считает юрист Софья Дробязко. — Мы полагаем, что данное уголовное дело — начало большого пути по возвращению Интернета в целом в правовое поле».

Источник

Оставить комментарий