Главная » ПОЛИТИКА » Саперы Росгвардии провели «взрывные» учения

Саперы Росгвардии провели «взрывные» учения

24 января свой день рождения празднует инженерная — да-да, есть и такая! — служба Росгвардии. В этом году она отмечает его в 75-й раз. Бойцы инженерных подразделений войск национальной гвардии занимаются очень опасной работой — поиском и обезвреживанием взрывоопасных предметов. Они проводят инженерную  разведку в ходе выполнения задач по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе, проверяют места проведения  массовых мероприятий, оборудуют охраняемые объекты инженерно-техническими средствами охраны и организуют их эксплуатацию, обследуют боеприпасы времен Великой Отечественной войны, выезжают по звонкам о минировании школ, торговых центров и других объектов.

Фото: Геннадий Черкасов

Свои возможности инженеры Росгвардии в преддверии профессионального праздника продемонстрировали на учебном центре «Новский» в подмосковной Балашихе. Корреспонденту «МК» удалось понаблюдать за работой инженеров Росгвардии. 

На территории учебного центра «Новский» Отдельной дивизии оперативного назначения (ОДОН) Росгвардии имени Ф.Э.Дзержинского журналистов встретил начальник отдела инженерного управления Главного штаба Росгвардии Андрей Зубко. Офицер — приветливый мужчина крепкого телосложения.

Андрей и его помощники рассказали, какая техника будет применяться в ходе практического занятия, а также легенду мини-учений: обеспечить проход колонны с боевой техникой и личным составом, двигавшейся для выполнения боевой задачи. Получается, от нескольких саперов зависит успех или неуспех всей группы.

По ходу движения колонны саперам предстояло обнаружить несколько взрывных устройств и обезвредить, используя разные методы: подрыв накладной тротиловой шашки, доставленной роботом; стрельба из крупнокалиберного пулемета БТР; дистанционный подрыв. Последним опасным объектом оказалась "заминированная" база условного вооруженного бандформирования. Но обо все по порядку. 

В основном корпусе учебного центра для представителей прессы оснастили столовую, в которую можно было зайти погреться. Признаюсь, из-за мороза и пронизывающего ветра пришлось зайти туда пару раз. Не помогали даже толстенные войлочные стельки. Операторы и фотографы тоже заходили погреться и заменить аккумуляторы.

Перед началом учений журналистов кратко ввели в курс дела. Рассказали, например, о роботах-саперах. «Их суть в том, чтобы сапер мог на безопасном расстоянии исследовать взрывное устройство на предмет того, какой в нем применен тип взрывателя… и осуществить накладку тротиловой шашки для уничтожения» — рассказал полковник Андрей Зубко. Ранее все эти операции выполняли саперы с риском для жизни.

Еще в опасной работе им помогает генератор радиопомех «Пелена». В зоне его действия перестает работать любая радиосвязь. Это исключает подрыв устройства, например, по звонку с телефона.

Кроме того, инженеры обеспечены продвинутыми детекторами, которые осуществляют селекцию металлов. То есть они способны показать, есть ли в каком-нибудь подозрительном свертке неотъемлемые элементы взрывного устройства: медная проводка или другие цветные и черные металлы, например, стальные шарикоподшипники, которые часто используются в качестве поражающих элементов.

После инструктажа по технике безопасности с обязательной росписью в журнале журналисты отправились в «поле». С той стороны, откуда должна была начать путь группа разминирования, нещадно било в глаза низкое солнце. У некоторых из коллег то ли от солнечного света, то ли от холода текли слезы.

«Пошел!» — разорвала тишину команда полковника Зубко.

Колонна под прикрытием БТР пришла в движение. Впереди шли саперы. Они были вооружены автоматами Калашникова и щупами, похожими на копья, для обозначения на местности подозрительных предметов. Главное оружие — металлоискатели.

Вот саперы заметили подозрительный объект. Машина остановилась. Из нее выскочили несколько бойцов — для прикрытия. Один из саперов воткнул щуп в снег рядом с предметом, после чего отступил к бэтээру.

Для проверки было решено отправить служебную собаку. Подойдя к предмету и обнюхав его, животное село — есть взрывчатка.

Для уничтожения задействовали управляемый робот. Внешне это довольно крупная машинка со стрелой-манипулятором — своеобразным краном для установки тротиловой шашки.

После удачной закладки заряда дали команду на подрыв. И, скажу я вам, здесь подтвердилась народная мудрость: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Конечно, мне доводилось взрывать петарды, но это — жалкое баловство, по сравнению с тротиловым зарядом. Взорвалось не слабо, даже немного заложило уши.

Затем колонна двинулась дальше. По пути следования обнаружили еще одно взрывное устройство. Сработали также слаженно, как и в прошлый раз. Отличие состояло в том, что сапер нашел предмет при помощи металлодетектора. В этот раз сочли целесообразным уничтожить его при помощи крупнокалиберного пулемета.

Тут я вспомнил, что еще со школьных лет задавался вопросом: почему после войны люди становились тугоухими, а то и вовсе теряли слух. Когда БТР открыл огонь из основного орудия, все встало на свои места. Теперь я наоборот удивлен, как после войны фронтовики еще что-то могли слышать.

Не сказать, что это было неожиданно. Сопровождавший нас офицер предупредил: «Уши лучше закройте. Сейчас так бахнет!». От БТР мы стояли метрах в пятидесяти. Несмотря на это выстрелы были оглушительно громкими.

Когда пулемет КПВТ дал очередь, а затем произошла детонация обезвреживаемого предмета, звуковая волна накрыла всех на большом расстоянии. Вибрация ощущалась всем телом. Вдобавок что-то еще и прилетело. Я даже не успел испугаться. По счастью, это оказался всего-навсего кусок слипшегося снега.

Кульминацией практического занятия стал подрыв «базы боевиков». Ее имитировала одноэтажная бетонная коробка с оконными проемами, какие обычно используются для отработки навыков контртеррористических подразделений по всему миру.

Перед взрывом в здание заезжал робот с камерой, чтобы понять, стоит ли туда соваться. В итоге выяснилось, что здание заминировано, поэтому решение только одно — подрывать.

Для этой ответственной задачи подрядили одного из корреспондентов. Его одели в специальный костюм, он активировал заложенные для уничтожения базы заряды.

В конце — подведение итогов учений.

Группа разминирования осуществила проверку подступов к базе, оценила саму базу, определила наличие самодельных взрывных устройств и обезвредила их. Задача успешно выполнена.

«Девиз саперов «Без права на ошибку» – это не пустой звук», — сказал Андрей Зубко.

А вот что рассказал руководивший саперной группой старший лейтенант Артем Хлытин. Это командир второй инженерно-саперной роты ОДОН Росгвардии имени Ф.Э.Дзержинского.

– Когда впервые разминировали взрывное устройство?

– Первый раз — в военном училище. Нам объясняли, показывали, и мы потом сами отрабатывали взрывы зарядов.

– Было страшно?

– Немного страшно, да. Особенно, когда вынимали капсюль детонатора. Одно неверное движение – и он может сработать.

– Нравится быть сапером?

– Да, я очень доволен своей службой и горжусь тем, что попал именно в инженерно-саперное подразделение и стал его командиром.

Офицеров инженерных подразделений Росгвардии готовят в Пермском военном институте войск национальной гвардии Российской Федерации. Здесь они учатся 5 лет, получая качественное  образование и специальные навыки. От грамотных действий сапера в любой операции зависит успех всего подразделения. Так что если вам когда-либо придется идти вслед за инженерами-саперами, то не обгоняйте их. Поверьте, оно того не стоит.

Источник

Оставить комментарий